6 ошибок СМИ в публикациях о некоммерческом секторе

shutterstock_1179033160

С 19 по 21 июня в Москве пройдет III Форум социальных инноваций регионов. Заявлено 60 дискуссий, коуч-сессий и мастер-классов, ожидается порядка 30 тысяч участников из всех субъектов РФ. Хорошая возможность для журналистов познакомиться с некоммерческими организациями, решающими социальные проблемы. Вероятно, после форума в СМИ будет всплеск интереса к деятельности НКО.

По нашему опыту, массмедиа совершают похожие ошибки в публикациях о третьем секторе. АСИ, работающее уже 25 лет, обучает российские НКО медиакоммуникациям, в нашем распоряжении есть обратная связь и примеры от организаций с опытом общения с журналистами. Мы собрали основные типичные ошибки, которых несложно избежать.

 

Неупоминание названия организации. Взяли комментарий — и представили спикера как «президента благотворительного фонда», названия которого нет ни в тексте, ни в титрах. Между тем упоминание наименований НКО нельзя считать коммерческой рекламой, ведь организация не работает на прибыль (если у нее и есть доход, то только целевой). Писать и озвучивать названия очень важно: это дополнительная помощь и вклад в культуру помощи, ради которого такие спикеры и общаются с журналистами.

Относительно свежий пример: в марте 2019 года, к Международному дню человека с синдромом Дауна, «Москва 24» сделал материал об акции благотворительного фонда «Я есть!» в Московском доме книги, использовал видеоролик другого благотворительного фонда «Синдром любви», взял комментарий у соучредителя «Я есть!» Ксении Алферовой, включил фрагмент выступления директора Центра сопровождения семьи «Даунсайд Ап» Татьяны Нечаевой — и умудрился не назвать ни одну из организаций, да еще и исказить должность Алферовой.

 

Путаница в понятиях «сотрудник НКО», «волонтер», «благотворитель».

Некоммерческие организации — это юрлица. У них есть структура, штат, бухгалтерия, и существуют люди, которые в НКО работают, имеют должности и называются сотрудниками.

Волонтер — это доброволец, он выполняет работы или оказывает услуги безвозмездно кому хочет. Благотворитель — тот, кто делает пожертвования, в том числе денежные. Он не спонсор, его помощь бескорыстна.

Аналогичная путаница возникает в понятиях «НКО», «благотворительный фонд»,  «общественный фонд», «общественное движение», «добровольческое объединение», «программа», «проект», «краудфандинг». В материалах о гражданском секторе вообще специфическая фактура, так что формулировки всегда лучше уточнить лишний раз.

 

Неэтичные высказывания в отношении тех, кому помогают. «Алкоголички», «наркоманы», «бомжи», «калеки», «сумасшедшие» и так далее — грубо, непрофессионально и никому не идет на пользу. Употребление подобных слов нельзя оправдывать авторским стилем, принцип «не навреди» в журналистике никто не отменял. Допустимые синонимы — «алко/наркозависимые», «бездомные», «люди с инвалидностью». И уж конечно, нельзя называть детей, живущих в детдомах или приютах, «питомцами». Такой случай нам тоже рассказывали.

Из последних примеров, где к этике есть вопросы, — выпуск программы «Жить здорово!» на тему «Откуда берутся кретины?» (о кретинизме как последствии гипотиреоза) со словами на большом экране в студии «Мой ребенок — идиот». Выпуск раскритиковали сразу несколько общественных организаций и деятелей, в том числе супермодель и основатель фонда помощи детям «Обнаженные сердца» Наталья Водянова.

Иногда лучше быть осторожнее даже со словом «неблагополучный». В случае если, например, речь идет о кризисных семьях, ищущих силы и ресурсы, чтобы выбраться.

 

Чрезмерная героизация лидера организации в ущерб всем остальным. «Он основал фонд и с тех пор спасает по 100 детей в год». Во-первых, так герой чувствует себя неловко перед командой и всеми, кто помогает ему. Во-вторых, если идет речь о профессионально работающей организации, то присваивать весь ее путь и заслуги одному человеку некорректно, все равно что присваивать победу спортивной команды только ее капитану.

 

Поощрение сбора на личные банковские карты и в ящики для пожертвований на улицах.

Некоммерческий сектор становится прозрачнее. С 2017 года поменялась схема грантового финансирования НКО в стране — президентского. Вместо множества грантооператоров из ведомств появился единый оператор — Фонд президентских грантов — со строгими правилами отчетности. Другие грантодатели, благотворители, меценаты, спонсоры тоже выступают за прозрачность, и порядочной сегодня считается организация, собирающая деньги на счета юрлица, а не на личные карты, по которым со стороны сложно отследить приход средств и расходы. Существуют Декларация об основных принципах прозрачности НКО и Декларация о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Подписанты этих документов обязуются максимально полно обнародовать свою отчетность и не собирать деньги на улицах (магазины, бизнес-центры, госучреждения, мероприятия на площадках с известным организатором — это другое, там установка ящиков оформляется официально).

В регионах, к сожалению, даже некоторые честные организации до сих пор практикуют сборы на карты, и СМИ, которые о них пишут, публикуют эти реквизиты. А в феврале нынешнего года НКО жестко раскритиковали новый федеральный благотворительный проект RT «Дальше действовать будем мы», который возглавила общественный деятель Мария Баронова. Журналисты заявили, что будут собирать деньги напрямую для нуждающихся в помощи и сами будут проверять, честные это люди или нет. Поощрять непрозрачный сбор в кошелек просителю — ошибка, способная больно ударить по доверию к благотворительности в целом. Можно спасти жизнь, а можно погубить других людей, на которых в будущем не смогут собрать деньги из-за недоверия и случаев мошенничества. Надежные организации тратят столько, сколько получают от благотворителей, и ровно на те цели, на которые перечисляются деньги. И это всегда можно проверить по официальным счетам.

 

Публикация персональных данных. Стоит не забывать о законодательных ограничениях на распространение личных данных граждан, особенно детей, в том числе имен и лиц.

Есть и еще нюансы, которые стоит уточнять: помогающие организации часто просят не указывать адреса и не описывать местонахождение ночлежек для бездомных людей, приютов для животных и других мест, куда могут проникнуть хейтеры и злоумышленники.

Алена Быкова главный редактор Агентства социальной информации (АСИ), кандидат филологических наук

Похожие записи

Верх