Дмитрий Нарышкин: «Юмор – это боль и драма…»

24051

Крестьянин с имперской фамилией, как он сам себя называет, о белорусском юморе, заработках и мужской боязни стендапа.

 

«Моя позиция, что не насосала на машину, а мужчины создали тренд, что можно от женщины откупиться машиной, а не завоевывать женщину красивыми поступками и реальными делами».

13091892_1020026354717403_4939431911050065100_n

Дмитрий Нарышкин, художественный руководитель творческого объединения Stand-up Union, комик, сценарист, ведущий.

 

– Можно ли прожить юмором?

– Сугубо одним стендапом не проживешь. Мы делаем еженедельные вечеринки, но не зарабатываем тех денег, на которые можно было бы хотя бы существовать.

В Прибалтике, например, намного дороже билеты. Мы регулярно выступаем в Вильнюсе, Риге, Таллинне, еще в Киеве – там низший ценовой сегмент намного дороже, чем  у нас. У нас 50-100 тысяч – это уже посадка за столик, а у них за эти деньги – максимум танцпол.

Поэтому многие ведут различные мероприятия – свадьбы, корпоративы, дни рождения.

– Говорят, у нас в стране сильный рынок юмористов, который работает на другие страны?

– Да. Первый состав команды КВН БГУ – теперь Yellow, Black&White – контент-парнтнер телекомпании СТС. У команды ЧП – два продакшна: «Ваверка-продакшн» на СТВ и «IQ-продакшн» – непосредственно Атрощенко и Медвецкого.

Я работал на ТНТ в роли промо-продюсера, сейчас на аутсорсинге под проекты, сотрудничал с киевскими и московскими ТВ-проектами. Внештатно работаю с Комеди Клабом.

Мои друзья – авторы на ТНТ, иногда подкидывают мне работу. Это ребята, которые написали «Зацев +1», «В Москве всегда солнечно», сейчас новый хит «Остров». Это Дима Савьяненко, Паша Кривец, Дима Невзоров.

– А какой юмор в Беларуси?

– У нас высокая планка, все идет от мышления и менталитета.

Есть одна особенность, и не я первый об этом скажу: у нас для людей ты состоялся как любая творческая единица только тогда, когда тебя признают за пределами Республики Беларусь. Неважно, Киев это, Варшава, Москва.

Глобальный пример – Светлана Алексиевич. Только сейчас она – молодец, получила Нобелевскую премию. И столько вокруг нее сразу появилось спиногрызов! Людей, которые на ее популярности хотят выехать. Их всех вдруг стало волновать, что она купила себе квартиру. А вам какое дело? То есть, это чисто такая белорусская ментальность: смотрю, что у соседа в огороде, но не вижу, как мой уже порос одуванчиками.

У нас мужчины боятся идти на стендап. По одной причине: боятся показать своим женщинам, что есть кто-то, кто может быть смешнее них. Ведь женщины часто выбирают мужчин по чувству юмора, это один из важных факторов. С занудой особо жизнь не построишь. А тут есть ребята и повеселее!

- Все равно где выступать: большой зал или маленький?

– Без разницы. Комик сам по себе должен уметь выступать везде – вот тебя заказывают на корпоратив, и там сидит пять человек. У человека день рождения, он хочет посмеяться. И ты должен уметь для этих пятерых выступить.

Бывает, что в большой зал приходит человек пятьдесят, что просто провально. Но ты обязан! У тебя есть обязательства перед этими людьми. Зрители нередко приходят в очень плохом настроении. И мы «вколачиваем» шутки, мы трудимся.

 

13015210_811142572362669_6935567764543121501_n

 

– Юмор – это часть культуры страны?

– Конечно.

– Можно ли преподавать юмор?

– Юмор нельзя преподавать. Он выходит глубоко из общей образовательной системы человека. Если человек начитан, если у него широкий кругозор, он в любом случае будет более восприимчив.

Мысль! В юморе самое главное – мысль.

Прекрасен Жванецкий, переживший пик популярности и Камеди, и КВН. Он – культовая личность в юморе. У него уже даже не просто юмор, а ирония, сатира, сарказм. Чтобы его понять, не нужно получать несколько высших образований.

Юмор – боль и драма, только в форме комедии. Это тонка грань которую сложно объяснить в одно предложение.

Ты это подсмотрел (тонко подмеченная правда жизни, чуть-чуть доигранная) – это Чехов. Довлатов – это комедия положений, глубокая, с мыслями. Есть репризы. Все строится на одном принципе: юмор – это парадокс. Должен быть парадокс.

– Как вообще родилась идея зарабатывать юмором?

– Началось с учебы в «нархозе» на факультете «Маркетинг, рекламная деятельность». Я любил рекламу и хотел быть в рекламе.

Мы вместе со Славой Комиссаренко, Димой Невзоровым, Пашей Кривцом и Димой Савьяненко организовали команду КВН. Я пошел в КВН с одной целью:  хотел нравиться девочкам. Вот честно! Просто быть на сцене, быть заметным. А потом влюбился в эту игру. И она стала для меня работой.

Мог остаться в комфортных условиях в международном рекламном агентстве креативным директором, но мне сказали выбрать между моим хобби – стендапом и работой в рекламе.

И я решил рискнуть: делать то, от чего получаю кайф. Но чтобы получить кайф и выступить минут десять на сцене хорошо, надо долго сидеть, писать, придумывать.

В стендапе самый главный редактор – зритель. Фидбек – это всегда реакция зрителей. Если шутка им не нравится, то немедленно от нее избавлюсь, даже если она мне очень нравится. Прямо на сцене могу сказать: все, нет такой шутки! Больно, но это приходится делать.

 

13062380_1011838268869545_6019660538583410991_n

 

– Можешь ли ты с одной программой выступить и в дорогом минском клубе, и для моей бабушки в Хойниках? Поймут ли твой юмор?

– Да. Я не хочу быть лучшим стендап-комиком, я хочу быть уникальным. Чтобы все знали: Дима Нарышкин шутит на социальные, экономические и вообще все, что нас окружает – вплоть до политических тем.

Меня волнуют и вечные темы: проблемы отцов и детей, гендерные различия. Вот, например, моя позиция, что не насосала на машину, а мужчины создали тренд, что можно от женщины откупиться машиной, а не завоевывать женщину красивыми поступками и реальными делами.

Недавно мы были в Бресте, собрали полный зал. На следующий день выступали в Могилеве. Тоже прошло на «Ура».

– Не боишься, что испишешься?

– Бывают периоды застоя. Поэтому стараюсь читать литературу по работе. Использую собственные приемы, чтобы вывести себя из ступора.

Многие говорят: мол, ой, я пашу-пашу, я такой молодец! Очень много сейчас таких людей есть, особенно в соцсетях, они так работают-перерабатывают, но что-то у нас ВВП страны все не растет. Вот кто действительно пашет, это ребята на ТНТ и СТС. У них жестко очень, у них отсев, они каждый день садятся и пишут.

- Есть ли у тебя какие-то темы, на которые не будешь шутить?

– Нет таких тем. Я не люблю грязь всякую, когда начинают шутки с конкретным упоминанием половых органов и желудочного тракта – это прямо чернуха-чернуха. Я могу так пошутить, но для черного стендапа.

У меня нет запретных тем – ни политических, ни экономических. Могу пошутить сам над собой. Главное качество любого стендап-комика – здоровая самоирония. Комик не может выйти на сцену и сказать – я такой отличный, такой молодец, такой успешный – все меня любят.

– Юмор – это серьезно?

– Конечно. Мы же все грустные, в жизни очень серьезные люди. Я вообще в повседневной жизни зануда.

 

12795252_994307700622602_5921756355354523891_n

 

– Есть такой вопрос на собеседованиях: кем ты видишь себя через пять лет?
– Я могу себя видеть через пять лет хоть президентом Народной республики Китай. Кем угодно человек может себя видеть. Это довольно смешно предполагать.

Я выбрал свой путь. У меня есть тату – якорь. Набил, когда решил – ухожу из рекламы как основного вида деятельности и полностью иду в сценаристы, в стендап. Определил свой путь, кинул якорь.

 

 

Беседовал Василий Ядченко

Похожие записи

Верх