«Дюнкерк»: неэпический эпос

dunkirk_3

Фильм Кристофера Нолана «Дюнкерк» вышел в белорусский прокат. Военная драма, основанная на реальных событиях, об эвакуации британских солдат из Дюнкерка в начале лета 1940 года.

— Да вы же были тогда совсем детьми! — сказала она. — Но вы же так не напишете, верно? Вы притворитесь, что вы были вовсе не детьми, а настоящими мужчинами, и вас в кино будут играть всякие Фрэнки Синатры и Джоны Уэйны или ещё какие-нибудь знаменитости, скверные старики, которые обожают войну. И война будет показана красиво, и пойдут войны одна за другой. А драться будут дети, вон как те наши дети наверху. 
К. Воннегут-мл., «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей»

Зритель привык к пафосному патриотизму в военных лентах, к моральным нарративам, к воспеванию подвига простых солдат. Когда выходит  новое кино о Второй мировой, некоторые по привычке полны скепсиса: как же, еще одно Эпическое Кино о Великой Войне. Сплошные заглавные буквы.
Нет. Всего этого там нет.

Нолан показал некровавое негероическое кино. Не о великой победе. Не основанное на тайных документах из засекреченных архивов. Надо понимать: кино не документальное, а художественное, в нем есть место для режиссерских допущений, в самом кинополотне нашлось место для метафор, но отнюдь не чтению морали.

Screenshot_16

«Они будут плевать нам в лицо, а потом прятаться и готовиться к оккупации». 
Рядовой английский солдат, «Дюнкерк»
 

Здесь нет отрубленных конечностей, вывалившихся кишок и прочих кровавых подробностей, присущих многим кинолентам о Второй мировой войне.

Есть только люди, которые всеми силами пытаются избежать смерти. Даже немцы остаются будто бы за кадром: за весь фильм не покажут ни одного немецкого солдата. Лишь где-то в небе будут видны несколько немецких истребителей. Война – неперсонифицирована, но она везде.

Воздух на побережье пропитан страхом и обреченностью. Просто выжить – подвиг.
Слепящее солнце делает некоторые кадры практически черно-белыми. Морская гладь и бескрайнее небо удивительным образом не смешиваются во что-то невнятное, а всё происходящее выглядит ярким и сочным, несмотря на бедность серо-синей палитры.

Нолан обожает играть с временными рамками и рассинхроном повествования («Начало», «Помни», «Интерстеллар»). В каком-то роде, это семейная визитная карточка: младший брат Джонатан Нолан в сериале «Мир Дикого запада» также использует подобный трюк. В «Дюнкерке» мерные звуки хода часов только усиливают эффект.

Каждый кадр пропитан страхом и нервозностью. Они застилают внимание зрителя морской пеной при помощи звуковой дорожки.

Композитор фильма Ханс Циммер сотворил нечто поистине колдовское: не музыка, а массовый гипноз. Алхимическим образом музыка, объединяясь с видеорядом, придает картинке объёмность и эффект присутствия, не снившийся 3D-формату.

Осязаемо всё: соленые брызги штормового моря, липкий песок побережья, а главное – над всем этим витает вполне осязаемый страх, который становится еще одним внетелесным персонажем киноленты.

Screenshot_2

«Верните меня домой…».
Рядовой английский солдат, «Дюнкерк»
 

За весь фильм детально показана лишь одна смерть: совсем молодого юноши, не в бою, нелепая и случайная. Это чистая метафора. Война по Нолану состоит не только из героической патетики, побед и патриотического пафоса.

Война – дело тусклое, нелепое, а люди везде остаются людьми, где на одного героя приходится толпа покинутых и напуганных едва ли не подростков.

Всё наносное и привнесенное извне уходит, остается одно лишь едва слышное «я хочу домой».

Домой. Но война такое дело: дома может уже и не быть.

P.S. Кино получилось немногословным, реплики малоинформативные, однако сам фильм очень красивый и животрепещущий. Лучше смотреть в кинотеатре, со всеми системами объемного озвучивания.

Светлана Изварина

Похожие записи

Верх