Доктор Рашед Мустафа Сарвар: «Мы говорим, что дети – это наше будущее, но не стоит забывать, что дети – наше настоящее»

Screenshot_63-e1514275319283

Справка: Детский Фонд ООН (ЮНИСЕФ) – это крупнейшая в мире организация, действующая под эгидой Организации Объединенных Наций, которая более 70 лет защищает права детей в более чем 190 странах. Сотрудничество Республики Беларусь с ЮНИСЕФ осуществляется на долговременной программной основе. В настоящее время реализуется Страновая программа на 2016-2020 годы. В её основе – национальные приоритеты Республики Беларусь в области социального развития, здравоохранения и образования. Представитель ЮНИСЕФ в Республике Беларусь – Доктор Рашед Мустафа Сарвар.

1

Фото из архива ЮНИСЕФ в Беларуси

 

До работы в должности Представителя ЮНИСЕФ в Беларуси Вы были заместителем Представителя Детского фонда ООН в Азербайджане. Каковы различия в системе работы с детьми и подростками в обеих странах?

Безусловно, в каждой стране есть свои особенности. Они обязательно учитываются и отражаются в страновых программах – документах, которые предопределяют работу ЮНИСЕФ в том или ином государстве. Так,  приоритеты деятельности Детского фонда ООН в Азербайджане и Беларуси разные, поэтому и работа немного отличается. Если говорить о молодежи двух стран, то она не сильно отличается. Тем более, когда за окном цифровая эра.

У Вас есть степень кандидата медицинских наук. Работали ли Вы по специальности? Пригодились ли знания в области медицины в работе такой структуры как ЮНИСЕФ?      

До того, как я стал Представителем ЮНИСЕФ, я еще работал программным офицером. Я занимался программами ЮНИСЕФ в области здоровья подрастающего поколения в Восточном Тиморе, в Мьянме. Я всегда хотел делать что-то полезное в жизни. Когда закончил свою кандидатскую, я познакомился с человеком, который и предложил мне работать в ООН. Я думал, что если буду хорошим хирургом, то смогу проводить около 200 операций в год и таким способом помогать. Если я буду работать по линии ООН, то смогу быть полезным 200 тысячам человек. Этим я руководствовался. Работая в ООН, я понял, что это то, о чем я мечтал в жизни. Я очень люблю ездить в разные страны, знакомиться с новыми людьми, изучать культуры других народов. Конечно, опыт в сфере медицины всегда со мной, и он действительно помогает в работе.

2Фото из архива ЮНИСЕФ в Беларуси

Доля детей, оставшихся без попечения родителей в Беларуси и воспитываемых в интернатах, сократилась с 41,5% в 2005 году до 19,7% в 2014 году. Сегодня используются разнообразные формы семейного устройства: усыновление, опека, приемная семья, детские дома семейного типа. Что, по Вашему мнению, является наиболее благоприятной средой для проживания ребенка, который в силу обстоятельств потерял родителей?     

ЮНИСЕФ убежден в том, что детям лучше жить в семьях. Это научно доказано. Конечно, лучше жить в биологических семьях, а если это невозможно, то наиболее благоприятным для ребенка будет проживание с родственниками. Но, как мы видим, и такой вариант не всегда возможен. В таком случае, важно помнить, что дети не должны жить и воспитываться в учреждениях, где сотни таких же ребят со сложными судьбами. Это, в первую очередь, психологически нездоровая обстановка для жизни. Как раз недавно я вместе с Министром труда и социальной защиты Беларуси посетил Гомельский дом-интернат для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития. Мы убедились, что детям лучше живется в небольших домах семейного типа. Это очень хорошая практика, и мы планируем распространить ее по всей стране. Мы уже начали работу в этом направлении и надеемся на помощь каждого из Вас, ведь только вместе мы сможем подарить им возможность расти в любящем семейном окружении. Узнать больше и помочь нам в реализации этого проекта можно на нашем сайте: www.unicef.by/prior-deti/

 3Фото из архива ЮНИСЕФ в Беларуси

Более 22% детей воспитываются в семьях, ставших неполными вследствие развода или смерти одного из родителей. В 2014 году 22131 ребенок был признан находящимся в социально опасном положении по причине семейного неблагополучия. Каким образом можно помочь таким детям а, скорее всего, помощь здесь требуется семьям? Что означает социально опасное положение для ребенка?

22% – это официальная статистика, мы думаем, что фактически эта цифра куда больше. Потому что в Беларуси очень много семей, где родители не живут вместе, но при этом официально не разведены. В 95% таких случаев дети живут с мамами. Это уже опасно, потому как детям нужна полная семья. Им нужны любовь, поддержка и забота одновременно двух родителей. Мы говорим, что дети – это наше будущее, но не стоит забывать, что дети – наше настоящее. Если мы не будем уделять им должного внимания и воспитывать сегодня, то через 10 лет может быть слишком поздно. К сожалению, немало подростков находится сегодня в специальных учреждениях закрытого типа: многие свернули не на ту дорожку и попали в опасную ситуацию. И вернуться из таких учреждений в наше общество довольно трудно, ведь многие сталкиваются со стигмой, т.е. навешиванием ярлыков.

4Фото из архива ЮНИСЕФ в Беларуси

Серьезными вызовами современности и угрозами здоровью подростков считаются алкоголизм, наркомания и курение. Одними профилактическими беседами в школах сегодня проблем не искоренить. Какие методы могут помочь хотя бы снизить количество детей, попавших в плен тех или иных зависимостей?

Я не верю, что просто запретить подросткам курить или
пить – это поможет. Я убежден в том, что каждый должен сам осознать, что это нехорошо. Нужно очень много работать с молодежью, чтобы они понимали, что все наши решения и действия имеют последствия. Это первое. Второе – нам нужно знать, что заставило подростка взять в руку сигарету, наркотики или алкоголь, т.е. работать с причиной, а не со следствием. Я, кстати, сам не курю. Я жил с 17 лет в Москве, и мне никто не запрещал курить. Мне просто не хотелось этого делать, ведь я знал, что ни к чему хорошему это не приведет.

Все чаще в обществе и в СМИ звучит слово «инклюзия».  ЮНИСЕФ пропагандирует инклюзивное образование в Беларуси. В Минске открылся первый в стране Республиканский ресурсный центр

инклюзивного образования. Что он собой представляет?

 

Инклюзия – это не только, когда дети с инвалидностью учатся в одном классе с ребятами, у кого физических или психических нарушений нет. Это касается и беженцев, людей с другим цветом кожи, т.е. тех, кто не похож на остальных. Права и возможности должны быть у каждого. Мы плотно работаем с Министерством образования Республики Беларусь, и этот центр – результат нашей совместной деятельности. Мы его открыли для того, чтобы вместе создавать методологическую базу, потому что инклюзивное образование – это серьезная наука. Кстати, в этом центре могут заниматься и родители. Очень много взрослых думает, что если их ребенок, скажем, сидит за партой со сверстником, у которого инвалидность, то это может плохо на него повлиять. Конечно же, это все стереотипы, от которых мы стараемся избавлять общество.

5Фото из архива ЮНИСЕФ в Беларуси

Кинозвезды, артисты, спортсмены и другие известные личности часто выступают в роли Послов доброй воли ЮНИСЕФ. В Беларуси такие звания носят рок-музыкант Владимир Пугач и теннисист Максим Мирный. В чем заключается миссия Послов доброй воли Детского фонда ООН и как много их может быть от одной страны?

В Беларуси ЮНИСЕФ действительно пока работает с двумя официальными Послами доброй воли, но это не значит, что их количество в будущем не будет увеличиваться. Мы тесно сотрудничаем с Дарьей Домрачевой, Викторией Азаренко. Кроме того, нужно понимать, что назначать Посла доброй воли ЮНИСЕФ, – это очень сложная и ответственная задача. Человек, которому присуждается этот статус, должен быть почти идеалом: никаких скандалов, никаких вредных привычек и прочего. Безусловно, он должен оказывать положительное влияние на людей. Например, Владимир Пугач работает с подростками, которые находятся в трудном положении, а Максим Мирный активно пропагандирует здоровый образ жизни.

Бывали ли случаи, когда популярных персон лишали звания Послов доброй воли ЮНИСЕФ?

В мире такие случаи бывали. Я не буду раскрывать имя этого человека, а скажу лишь причину, по которой он был лишен статуса Посла доброй воли ЮНИСЕФ, – это семейный скандал. Надо отметить, что Послы доброй воли ЮНИСЕФ выбираются на определенный срок, с ними заключаются контракты. Знаете, сколько стоит контракт  Владимира Пугача? 1 доллар. У Дэвида Бекхэма и Шакиры контракты тоже стоят по доллару. Кроме того, что Послы ЮНИСЕФ влияют на людей, они еще и активно помогают нашей организации. Например, Дэвид Бекхэм каждый год в Лондоне организовывает гала-ужин, куда лично приглашает около 200 человек. На этом гала-ужине он собирает средства на сумму почти 15 млн долларов США. Представьте, это за один вечер!

Результаты последнего ситуационного анализа, проведенного ЮНИСЕФ вместе с Правительством Беларуси, выявили 4 области, требующие немедленных инвестиций и совместной работы: семья и безопасная среда для всех детей; вовлечение и защита подростков; раннее вмешательство и инклюзия детей с инвалидностью; изучение положения детей и укрепление партнерства. Официальный сайт ЮНИСЕФ в Беларуси — https://www.unicef.by/

 

Подготовила Евгения ЛЕСНИКОВА

Похожие записи

Верх