Роль фондов в системных преобразованиях

stock-1863880_960_720

Филантропия стремится повлиять на устаревшие системы и устранить первопричины сложных социальных проблем. Но для успешного решения этой задачи фонды должны «изменить самих себя», и только после этого двигаться новым курсом. Как это сделать? И с чего начать? – на эти вопросы ищут ответы лучшие умы международного сообщества. Консалтинговая организация 

FSG (США) подготовила отчет «Пространство системных изменений» (The Water of Systems Change), в котором обозначила взаимосвязанные условия, определяющие успешность воздействия на системы: это подвижки на структурном уровне, которые можно видеть и наблюдать – такие как создание благоприятного правового климата, выявление эффективных практик и формирование ресурсных потоков; менее очевидные факторы – такие как конструктивные отношения со стейкхолдерами и деловые связи; и скрытые или косвенные обстоятельства – такие как идеология и тип мышления.

Однако выполнение этих условий может дать желаемый результат только в том случае, если фонды (а) тщательно изучат системы, находящиеся в фокусе их интересов, и (б) определяют в них свое место и новую роль, отвечающую текущим вызовам и общественным запросам. Чтобы задать фондам правильный вектор движения, канадские эксперты подготовили карту, распределяющую ролевые варианты по трем категориям: (1) роли, которые фонд может взять на себя, (2) роли, которые фонд может профинансировать, и (3) роли/функции/обязательства, которые могут возникнуть и раскрыться благодаря финансовой поддержке со стороны фонда. А чтобы спланировать следующие шаги, можно обратиться  к новой Концепции филантропии (Philanthropy Framework), которая опирается на  три ключевых элемента: (1)  устав, отражающий содержание деятельности, структуру управления и регламенты принятия решений, (2) общественный договор, фиксирующий неформальные и официальные договоренности с широким кругом причастных субъектов относительно создаваемых ценностей, и (3) операционная модель, раскрывающая аспекты ресурсной базы, внутренних структур и систем, необходимых для реализации стратегий. Данная концепция, представленная консорциумом Rockefeller Philanthropy Advisors (США), побуждает организации к тщательному изучению своей практики по целому ряду параметров:

  • Ключевые моменты, характеризующие взаимодействие с обществом: подотчетность, легитимность, прозрачность, влияние на социум, самостоятельность и взаимозависимость, и отношение к рискам;
  • Параметры организационных процессов: ресурсное обеспечение (привлечение в соотношении с самостоятельным формированием), принятие решений (централизованное <-> децентрализованное), инициативность (проактивная/«опережающая» деятельность <-> реагирование), гибкость (креативность <-> дисциплина), программная деятельность (вширь <->вглубь);
  • Операционные компетенции:  таланты, финансовые инструменты (инвестиции в развитие общества/impact investing; инвестиции с целью повышения эффективности программ/program-related investments; гранты и т.д.), знания, стратегические идеи, репутация и авторитет, сети и контакты, и проектное управление.

Авторы разработки считают, что в результате такого всеобъемлющего анализа фонды смогут задействовать свои нефинансовые активы и дополнить грантмейкинг новыми направлениями деятельности – разными видами «преобразующих» инвестиций, формированием новых знаний, построением коалиций, и воздействием на законодательство и практику (advocacy). В целом можно сказать, что эксперты сферы социальных преобразований озвучили много перспективных идей и обеспечили филантропический сектор качественным инструментарием, благодаря которому фонды смогут адаптировать свою философию к особенностям динамичного контекста и перейти к активным действиям.

 

По информации партнёра SocNews.by «Эволюция и филантропия»

Похожие записи

Верх